Информационно-образовательный портал
e-mail: [email protected]

Использование блоков экологического каркаса муниципалитета в туристско-рекреационной сфере

Реферат. В статье приведены результаты исследования по определению возможностей использования блоков экологического каркаса при проектировании эколого-рекреационных каркасов муниципальных образований. На примере Шуйского района Ивановской области обосновывается положение о том, что управление ресурсами в туристско-рекреационной сфере должно опираться на предваряющую процедуру ландшафтного планирования, подразумевающую наложение композиционных элементов складывающейся туристско-рекреационной системы на структуру сознательно формируемого экологического каркаса региона. Для связи элементов каркаса между собой и разветвления сети живой природы необходимо более активно использовать точечные (локальные, местные) элементы – узлы экологической активности, в качестве которых могут выступать памятники природы различного профиля и другие охраняемые объекты. Необходимо увеличить количество памятников природы и ужесточить контроль над их охраной и рациональным использованием. Для оценки ситуации созданы картографические схемы, наглядно отображающие взаиморасположение линейных коридоров и буферных зон, а также схема эколого-рекреационного каркаса муниципального Шуйского района. Для связи элементов между собой активно используются узлы экологической активности. Буферные зоны в районе законодательно установлены, но практически не работают на оптимизацию природопользования. Однако именно рационализация буферных зон может вывести ландшафты территории из экологического кризиса. Территории рекультивации и восстановления природы в сегодняшних условиях на территории района практически неприменимы. Таким образом, разрешение многих современных экологических и туристско-рекреационных проблем Шуйского муниципального района возможно только при формировании полноценно функционирующего экологического каркаса, состоящего из крупноареальных (площадных) элементов, линейных элементов (экологических коридоров), точечных (локальных, местных) элементов и буферных зон.

Ключевые слова: экологический каркас, ландшафтное планирование, туристско-рекреационная система, ландшафт, геоинформационные системы.

Современная практика рацио­нального природопользования признает наиболее эффективным сред­ством решения экологических проб­лем территорий различного ранга конструирование так называемых экологических каркасов – «сетей живой природы» [6]. В то же время перспективным направлением оптимизации хозяйства регионов российской провинции является развитие внутреннего туризма и рекреации, которое возможно на основе функционирования эффективных туристско-рекреационных систем [6, 9]. При этом блоки экологического каркаса территории и элементы туристско-рекреационной системы тесно связаны между собой [6], что объясняется использованием и туристско-рекреационной, и природоохранной сферами в качестве базовых компонентов наиболее ценных участков ландшафтов. По выражению Е. Ю. Колбовского, «управление ресурсами в туристско-рекреационной сфере должно опираться на предваряющую процедуру ландшафтного планирования, подразумевающую наложение композиционных элементов складывающейся туристско-рекреационной системы на структуру сознательно формируемого экологического каркаса региона» [6]. Такой подход предоставляет наибольшие возможности для административно-правового регулирования туристско-рекреационного природопользования, а также для финансового обеспечения туристско-рекреационных занятий. Особенно актуальной является проблема интеграции туристско-рекреационных систем и блоков экологического каркаса на территории староосвоенных муниципалитетов Центральной России, обладающих богатым природным и историко-культурным туристско-­рекреационным потенциалом, который слабо используется в сфере туризма и рекреации из-за неразвитости инфраструктуры и экологических ограничений. Исходя из этого определена цель работы – анализ возможностей использования блоков экологического каркаса территории Шуйского муниципального района Ивановской области в туристско-рекреационной сфере.

Основная задача ландшафтного планирования состоит в том, чтобы обеспечить экологическую стабильность, которая в настоящее время ограничена. Главной причиной этого является то, что территории высокой экологической ценности, во-первых, разобщены, во-вторых, малы по площади и, в-третьих, весьма чувствительны к внешним воздействиям [4]. При всем различии подходов и своеобразии национальных сетей охраны природы [1, 6] экологический каркас любой территории включает в себя площадные, линейные и точечные элементы. Результаты выполненной работы по проектированию экологического каркаса Шуйского муниципального района Ивановской области приведены на рисунке 1 (использованы возможности геоинформационных систем ArcGIS 10 (Esri) и Erdas Imagine 9 (Leica Geosystem)).

Крупноареальные (площадные) элементы, другие названия – “core areas”, «сердцевинные» территории, базовые резерваты [2, 5, 13, 14]. К площадным элементам, являющимся по сути ареалами экологической активности, относят национальные и природные парки, заповедники, заповедные урочища, заказники, леса первой и второй групп, другие охраняемые территории [8]. В терминологии современной созобиологии площадные элементы называют базовыми резерватами, что отражает основную функциональную нагрузку, ложащуюся на эти крупные ареалы – сохранение природных комплексов, поддержание разнообразия местообитаний и видов, создание условий для рекреации.

На территории Шуйского муниципального района к данному блоку можно отнести лишь леса первой и второй групп, а также охраняемые территории. Леса первой группы представлены пригородными лесами г. Шуи и п. Колобова, а также лесами памятников природы, водоохранных и санитарно-защитных зон. Леса второй группы распространены только вокруг г. Шуи и составляют лесохозяйственную зону.

Основная проблема с выделением данного блока экологического каркаса состоит в том, что рассмотренные выше территории слабо соответствуют понятию «крупноареальные элементы». Учитывая историю хозяйственного освоения, можно утверждать, что естественных коренных лесов в пригородной зоне города Шуи практически не осталось, все они в большей или меньшей степени изменены антропогенной деятельностью и в настоящее время представляют собой небольшие участки лесов с пестрым чередованием хвойных и лиственных пород. Действительно крупноареальными элементами можно назвать заболоченные лесные массивы, расположенные на водноледниковых равнинах и отчасти на плоских моренных равнинах, однако сейчас они относятся к эксплуатируемым лесам и только благодаря тому, что добыча древесины на этих территориях экономически невыгодна, сохраняют свой экологический потенциал.

Анализируя пространственное распределение крупноареальных элементов экологического каркаса муниципалитета, можно констатировать, что они распространены в основном в южной и западной частях района, а его центр, север и восток имеют лишь небольшие массивы, как правило, небольших охраняемых лесов, слабо выполняющих средостабилизирующие функции. Именно резервирование крупномассивных лесов для включения их в экологический каркас района является важной задачей, стоящей перед наукой и практикой.

Туристско-рекреационные функ­­ции крупноареальных элементов заключаются в том, что они являются потенциальными охотничьими угодьями, местами сбора грибов и ягод, а также подходят для экологического туризма и других видов малозатратного отдыха на природе.

Линейные элементы, “ecological corridors” – экологические коридоры – являются блоком экологического каркаса, в наибольшей степени совпадающим с элементами туристско-­рекреационной системы. К линейным элементам, являющимися по сути осями экологической активности, относят озелененные коридоры транспортной и инженерно-технической инфраструктур, русла и поймы крупных рек, долины малых рек и водотоков, защитные лесопосадки.

Задачи линейных элементов каркаса («коридоров» в терминологии созобиологов) заключаются в поддержании целостности каркаса за счет связывания разрозненных резерватов, обеспечении перемещения подвижных компонентов природы, защите речных русел и пойм – «вен и артерий» ландшафта, изоляции линейно выраженных зон антропогенной активности – автострад и железных дорог [7, 10].

В Шуйском муниципальном районе представлены все основные виды экологических коридоров. Наиболее важными, как для функционирования экологического каркаса, так и для развития туризма и рекреации, являются русла и поймы малых рек. На данный момент большие территории надпойменных террас, а в ряде случаев и пойм, заняты сельскохозяйственными землями. Разумеется, это недопустимо ни с позиции охраны природы, ни с позиции необходимости развития туризма и рекреации. Долины р. Тезы и ее притоков (или по крайней мере их поймы) в обязательном порядке должны быть обустроены как естественные ландшафты, без этого неизбежна постепенная деградация природных комплексов и слабое развитие отдыха у водоемов.

Озелененные коридоры транспортной и инженерно-технической инфраструктуры также играют большую роль в экологической организации территории. Они необходимы для минимизации негативного воздействия на ландшафты. При этом туристско-рекреационный потенциал этих территорий подчас недооценивается. Считается, что они могут использоваться только как защитные полосы, однако практика показывает, что обустроенные по правилам ландшафтного планирования лесозащитные полосы вполне могут считаться ценными в рекреационном отношении территориями. В качестве примера можно назвать защитную полосу железной дороги в пределах г. Шуи. Это высокобонитетные сосновые и еловые леса с примесью мелколиственных пород, используемые для семейного отдыха и прогулок на природе. Причем масштабы использования (количество посещающих территорию рекреантов) сравнимы с использованием некоторых лесопарковых территорий. Учитывая сказанное, можно утверждать, что линейные элементы экологического каркаса необходимо развивать, причем при их проектировании нужно учитывать не только экологические, но и туристско-рекреационные аспекты землеполь­зования.

Точечные (локальные, местные) элементы – узлы экологической активности – наиболее многочисленная группа в составе сетей живой природы, объединяющая самые разнообразные объекты: памятники природы различного профиля, зеленые зоны небольших населенных пунктов, охраняемые объекты неживой природы, памятники истории и культуры [9]. Общим для всех таких объектов является то обстоятельство, что они не столько работают на средостабилизирующее начало экологического каркаса, сколько сами нуждаются в его «покровительстве» [3]. Задача местных элементов экологической сети – охрана отдельных уникальных объектов природы и материальной культуры, выполнение хозяйственных (главным образом защитных и ресурсосберегающих), эстетических и социальных функций.

Локальные элементы экокаркаса наиболее часто используются туристами и рекреантами. По нашему мнению, этот элемент генетически ближе именно к туристско-рекреационной системе, а не к экологическому каркасу. Действительно, в рамках экокаркаса памятники природы, истории и культуры, как правило, не выполняют каких-либо серьезных средостабилизирующих функций, а выступают в качестве объектов, подлежащих охране. В этом отношении они выпадают из общей системы. Таким образом, необходимо говорить о том, что сами по себе точечные элементы являются элементами «эколого-рекреационного каркаса» – системы, синтезирующей в себе как блоки экологического каркаса, так и элементы туристско-рекреационной системы.

Шуйский муниципальный рай­­­он   богат памятниками природы и историко-культурными объектами, по их количеству он лидирует в Ивановской области, однако состояние объектов вызывает у специалистов серьезные опасения. Если церкви и храмы сегодня медленно, но восстанавливаются, то памятники природы, как правило, постепенно деградируют. Наиболее наглядно этот процесс идет в окрестностях г. Шуи, особенно в его лесопарковой зоне, которая подвергается вырубкам и антропогенному загрязнению. Тем не менее имеющийся туристско-рекреационный потенциал точечных элементов экокаркаса довольно значителен, что может способствовать привлекательности Шуйского муниципального района для туристов.

Буферные зоны. Кроме площадных, линейных и точечных элементов в сетях живой природы и среди земель с особым режимом использования существуют специальные элементы, более всего подпадающие под определение «зоны». К таковым в Шуйском муниципальном районе относятся зоны специального регулирования и использования территории: водоохранные зоны, охранные зоны особо охраняемых территорий, санитарно-защитные зоны, шумовые и другие зоны дискомфорта, охранные зоны горных выработок, охранные зоны водозаборов, зоны всевозможных чрезвычайных ситуаций. Эти элементы тесно связаны с линейными элементами, однако отличаются от них тем, что могут быть не только протяженными, но и локальными [11].

Туристско-рекреационные функ­ции этих блоков состоят в том, что они активно используются отдыхающими. Все виды отдыха, сопряженные с нахождением у водоема, на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) или территориях пригородного леса, оказываются связанными именно с территориями, являющимися буферными зонами. Нет необходимости повторять то, что уже было сказано выше относительно рекреационных возможностей охраняемых территорий, однако важным моментом, на котором нельзя не остановиться, является то, что большинство буферных зон в Шуйском муниципальном районе слабо выполняют и средостабилизирующие, и рекреационные функции. Прежде всего это связано с разобщенностью буферных зон, их фрагментированностью, а также с неудовлетворительным санитарным состоянием самих объектов. Действительно, не может защитная зона, например памятника природы, выполнять присущие ей защитные функции, если сам этот объект находится в неудовлетворительном экологическом состоянии. Неразвитость санитарно-защитных зон уже сейчас приводит к многочисленным нарушениям, например, в черте г. Шуи у ряда предприятий санитарно-защитные зоны не только не обустроены, но и захватывают целые жилые кварталы, что прямо противоречит действующему законодательству. К вопросу о неразвитости буферных зон в Шуйском муниципальном районе можно добавить еще и то, что из всех предприятий района ни у одного нет обустроенной санитарно-защитной зоны и только на двух предприятиях (АО «Ритекс» и ООО «Эг­гер-ДревпродуктШуя») разработаны их проекты. Относительно санитарно-защитных зон объектов транспортной и инженерной инфраструктуры необходимо отметить, что они также недостаточно развиты. Во всем районе нет ни одной автомобильной или железнодорожной транспортной магистрали, которая полностью и без разрывов была бы сопровождаема лесозащитными полосами. До тех пор пока полноценные буферные зоны не будут сформированы, мы не сможем говорить о полноценно функционирующем экологическом каркасе территории и, соответственно, о развитии туристско-рекреационных систем и эколого-рекреационном каркасе.

Территории рекультивации и вос­­становления природы nature development areas” – это территории развития (оптимизации, реабилитации, восстановления геосистем). Данный элемент экологического каркаса получил широкое распространение лишь в некоторых странах с высочайшим уровнем экологической культуры, например в Голландии. Речь идет о землях, которые еще не утратили окончательно и бесповоротно свою экологическую ценность и могут быть восстановлены либо за счет возобновления определенных видов ухода за ландшафтом (например, сенокошение на заброшенных и закустаренных участках пойм), либо за счет снятия некоторых аспектов антропогенного воздействия (прекращение выпаса крупного рогатого скота в пределах ценного лесного массива). В условиях Шуйского муниципального района данный блок экологического каркаса по объективным причинам не развит.

На основании приведенных выше данных о блоках экологического каркаса можно сделать общий вывод о том, что все они в большей или меньшей степени способны реализовывать туристско-рекреационные функции, однако на данный момент эти функции выполняются слабо. В первую очередь это связано с тем, что экологический каркас находится в неразвитом состоянии. В сумме все пять принципиальных блоков экологического каркаса должны занимать изрядную площадь. Большинство ученых едины во мнении, что общая площадь каркаса отдельно взятого района должна составить не менее 25% территории [7]. Однако для территории Шуйского муниципального района этот показатель составляет по самым оптимистичным расчетам
15–20%, а реально с учетом фактического функционирования системы – не более 10%. Оптимизировать состояние природоохранной сферы на территории можно при реализации принципов ландшафтного планирования [6]. На рисунке 2 представлена принципиальная схема эколого-рекреационного каркаса Шуйского муниципального района, которая синтезирует блоки экологического каркаса и компоненты туристско-рекреационной системы (цифрами указаны элементы покомпонентной оценки туристско-рекреационного потенциала по десятибалльной шкале).

Для проведения процедуры ландшафтного планирования и конструирования эколого-рекреационного каркаса, а также для понимания функционального назначения различных блоков экологического каркаса представляется целесообразным различать как минимум три уровня ландшафтного краеустройства и, соответственно, три масштаба экологической организации территории. Именно неразличение структурных уровней ландшафтного краеустройства привело к тому, что встречающееся в литературе понятие экологического каркаса так и не получило должного развертывания, поскольку зачастую сравнивались элементы каркаса принципиально различного масштаба.

Каждому уровню экологической организации территории и ландшафтного краеустройства соответствуют свои целевые установки и уровень решаемых задач, а также набор, размерность («масштаб») и компоновка деталей – блоков экологического каркаса. Верхние уровни ландшафтного краеустройства по сути ближе к операции территориального планирования, средние – ближе к собственно ландшафтному планированию, нижние – содержательно совпадают с ландшафтным проектированием и конструированием [6]. Верхнему уровню экологического планирования соответствует конструирование экологического каркаса административной области, края или автономной республики РФ. Средний уровень экологического планирования должен быть реализован в отдельных сельских районах – муниципальных округах области. Наконец, нижний уровень связан с ландшафтным планированием в рамках отдельных хозяйств. Пространственный экологический каркас может и должен быть построен на каждом из этих уровней, элементы нижнего уровня оказываются при этом как бы иерархически вложенными в «ткань» экологического каркаса верхнего уровня [7]. Рассматривая Шуйский муниципальный район, мы можем говорить только о топоуровне и отчасти, о мезоуровне конструирования экологического каркаса.

Вместо развернутой характеристики экологических и туристско-рекреационных функций всех элементов экологического каркаса изучаемой территории мы приведем лишь основные принципы конструирования предлагаемого нами экологического каркаса Шуйского муниципального района в связи с необходимостью формирования туристско-рекреационных систем разного уровня.

На территории района нет значительных крупноареальных (площадных) элементов, кроме лесов первой и второй групп (в том числе используемых в рекреационных целях). Это создает определенные трудности для ландшафтного планирования, однако, рассматривая линейные элементы – «экологические коридоры», необходимо отметить, что р. Теза, проходящая практически посередине района и делящая его пополам, с ее многочисленными притоками является замечательным каркасным элементом, ее необходимо сделать осью конструируемой природоохранной системы. При этом необходимо учитывать и то, что фактически р. Теза уже сейчас является туристско-рекреационной осью областного значения [12].

Для связи элементов каркаса между собой и разветвления сети живой природы необходимо более активно использовать точечные (локальные, местные) элементы – узлы экологической активности, в качестве которых могут выступать памятники природы различного профиля и другие охраняемые объекты. Необходимо увеличить количество памятников природы (с 16 до 60, отмеченных на рисунке 2) и ужесточить контроль над их охраной и рациональным использованием. Буферные зоны в районе законодательно установлены, но практически не работают на оптимизацию природопользования. Однако именно рационализация буферных зон может вывести ландшафты территории из экологического кризиса. Территории рекультивации и восстановления природы в сегодняшних условиях на территории района практически неприменимы.

Таким образом, разрешение многих современных экологических и туристско-рекреационных проблем Шуйского муниципального района возможно только при формировании полноценно функционирующего экологического каркаса, состоящего из крупноареальных (площадных) элементов, линейных элементов (экологических коридоров), точечных (локальных, местных) элементов и буферных зон. Основными уровнями конструирования экологического каркаса являются топоуровень и отчасти мезоуровень.

Важным моментом, до сих пор выпадающим из сферы внимания исследователей, является необходимость включения элементов туристско-рекреационной системы (например, локусов) в структуру экологического каркаса территории. Именно этот шаг позволит создать гомеостазное пространство и перей­ти непосредственно к конструированию эколого-рекреационных каркасов территории – структур намного более устойчивых, чем традиционные экологические каркасы и туристско-рекреационные системы.

Учитывая неразвитость процедуры формирования экологических каркасов в регионах российской провинции и многолетний опыт их конструирования сверху, можно констатировать, что только массовое развитие внутреннего туризма и рекреации может способствовать формированию полноценно функционирующих эколого-рекреационных каркасов и, соответственно, улучшению условий для жизни людей и нормализации экологической обстановки.

НИР выполнена в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг. при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бауэр Л., Вайничке Х. Забота о ландшафте и охрана природы. – М. : Прогресс, 1971. – 264 с.
  2. Владимиров В. В., Фомин И. А. Основы районной планировки. –
    М. : Высшая школа, 1995. –
    С. 183–198.
  3. Залетаев В. С. Структурная организация экотонов в контексте управления // Экотоны в биосфере. – М. : Изд-во РАСХН, 1997. – С. 11–29.
  4. Иванов А. Н. Ландшафтно-экологические принципы формирования региональных систем охраняемых природных территорий // Экология и современность : тезисы докл. Междунар. конференции, 26 апреля 1994 г. – Пермь : Изд-во ПГУ, 1994. – С. 16.
  5. Каваляускас П., Игнатонис И. Определение нормативных нагрузок при разработке региональных программ рекреационного освоения государственных природных заказников // Нормирование антропогенных нагрузок. – М. : Изд-во МГУ, 1988. – С. 187–199.
  6. Колбовский Е. Ю., Кулаков А. В. Экология рекреации и туризма: ландшафтно-географический анализ на примере Верхневолжья. – Ярославль : Изд-во ЯГПУ, 2002. – 170 с.
  7. Новичков Д. В. Ландшафтно-географический подход к формированию регионального экологического каркаса (на примере Ивановской области) : дис. … канд. геогр. наук. – Ярославль, 2004. – 144 с.
  8. Паулюкявичус Г. Б. Роль леса в экологической стабилизации ландшафтов. – М. : Наука, 1989. – 215 с.
  9. Реймерс Н. Ф., Штильмарк Ф. Р. Особо охраняемые природные территории. – М. : Мысль, 1978. – 295 с.
  10. Родоман Б. Б. Размещение охраняемых природных территорий относительно поселений и транспортной сети // Природные охраняемые территории. – 1981. – Вып. 4. – С. 41–45.
  11. Холл Г. Т. Городское и региональное планирование. – М. : Стройиздат, 1993. – 246 с.
  12. Худяков Н. Б. Эколого-гео­гра­фические подходы к формированию региональных рекреационных систем (на примере Ивановской области) : дис. … канд. геогр. наук. – Ярославль, 2005. – 159 с.
  13. Noos R. F. Protecting Habitats and Biological Diversity. – Part 1: Guidelines for Regional Reserve systems // National Audubon Society. – N. Y., 1991. – 96 p.
  14. Thomas C. D. What do the real populations dynamic tell us about minimum viable population sizes? // Conservation Biology. – 1990. – Pр. 324–327.
  15. Мищенко Т. А. Трансформация отраслевой структуры и перспективы развития рекреационного комплекса Краснодарского края // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Естественные науки. – 2007. – № S. – С. 112–114.

Метки: Агрономия, лесное и водное хозяйство