Информационно-образовательный портал
e-mail: mail@infobraz.ru

ОСОБЕННОСТИ МЕТОДОВ ЛАНДШАФТНО – ТОПОГРАФИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ ДЛЯ ЛЕСОЗАЩИТНОГО ОБУСТРОЙСТВА АВТОМОБИЛЬНЫХ ДОРОГ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ

Аннотация. Изложены принципы мелиоративного ландшафтоведения, обусловливающие особенности выполнения картографо-аэрокосмического мониторинга придорожных земель. Приведены основные положения методики выполнения изысканий с использованием ­ГИС-технологий.

Ключевые слова: картографический материал, деградация ландшафтов, мониторинг, аэрокосмическая информация, цифровая фотограмметрическая система.

B ходе дорожного строительства и эксплуатации транспортных магистралей природные ландшафты превращаются в техногенные геосистемы, формирующиеся в результате взаимодействия природных факторов, дорожной строительной техники и транспортных средств. Как правило, это приводит к ухудшению общего экологического состояния придорожной территории.

Качество разработок по обустройству транспортных магистралей определяется рациональностью методов их проектирования. Составление проектов придорожных лесонасаждений может проводиться с использованием различных картографических материалов: крупномасштабных топографических и тематических карт, аэрофотоснимков, космических снимков, данных сканирования.

Выбор картографического материала должен определяться рядом показателей, важнейшими из которых для лесозащитного обустройства автомобильных дорог является характер нарушенности придорожного ландшафта.

Важнейшими природными факторами, обусловливающими возможность активации процессов деградации ландшафтов региона являются: выраженность рельефа, засушливость и континентальность климата, геохимические особенности почвогрунтов и подстилающих горных пород [1].

Наиболее значимым из ключевых эволюционных свойств ландшафтов, подлежащих обязательному учету при выборе картографического материала для проектирования защитных лесонасаждений является их полихронность, которая определяется различием временного масштаба изменений компонентов [2].Так, работы по планировке поверхности придорожной территории хотя и требуют значительных затрат, но могут быть выполнены в течение короткого времени, в то время как для определенного улучшения растительности и микроклимата необходимы годы, а почвы — десятилетия и даже ­столетия.

Важной частью мероприятий по обеспечению стабилизации ресурсного потенциала и снижению интенсивности процессов деградации земель является ландшафтное планирование территории, использующее для выполнения разработок современные методы и материалы, в том числе, топографические и картографические. Составная его часть – фитоэкологическое планирование ландшафтов – должна выполняться с применением научно обоснованных методов придорожного защитного лесоразведения.

По аналогии с разработкой адаптивно-ландшафтных систем для озеленения урбанизированных территорий [3] при выполнении научно обоснованного проектирования придорожных защитных лесонасаждений Нижнего Поволжья должны применяться топографические и картографические материалы, обеспечивающие возможность использования ряда основных положений мелиоративного ландшафтоведения. Важнейшими из них являются:

1. Системный подход, предполагающий применение целостного (системного) комплекса лесомелиоративных воздействий на дорожные системы разного уровня организации, имеющей множественные связи и обеспечивающий предотвращение отрицательного воздействия на автомобильные дороги и движущиеся транспортные средства неблагоприятных метеорологических факторов.

2. Адаптивность мелиоративных воздействий к природным условиям территории (рельефу, геологическому строению, климату, почве), определяющая применение оптимального приема фитомелиорации и основывающаяся на необходимости разработки рациональных технологий создания и содержания придорожных защитных лесонасаждений.

3. Нормативная предопределенность, являющаяся следствием необходимости ограничения уровня определенных техногенных воздействий на экосистемы и обусловливающая предупреждение возникновения в них необратимых неравновесных процессов и поддержание придорожного ландшафта, включающего защитные лесонасаждения, в экологически устойчивом состоянии.

4. Пространственно-функцио­нальная неоднородность, определяющаяся необходимостью поддержания экологической многофункциональности разнообразия типов и уровней связи как внутри лесозащитной экосистемы, так между экосистемами разного типа: лесной полосой и пространством между ней и полотном дороги, лесонасаждениями и придорожными сельскохозяйственными угодиями.

5. Устойчивость функционирования экосистем, предполагающая создание условий, обеспечивающих долговечность и высокую мелиоративную и средообразующую эффективность придорожных защитных насаждений; осуществляется применением научно-обоснованных способов подготовки почв под защитные насаждения с выполнением планировки микрорельефа и применением технологий выращивания лесных полос, обеспечивающих создание долговечных лесонасаждений оптимальных конструкций.

6. Природоохранная направленность, обусловливающаяся применение комплекса мероприятий, позволяющих свести до минимума возможные негативные побочные воздействия защитных лесонасаждений: активизацию процессов линейной эрозии и развитие оползневых процессов, ухудшение воздухообмена между автомобильной дорогой и прилегающей территорией и т.д.

Вследствие исключительно большого различия природных условий придорожных территорий региона для каждой группы участков с близкими геоморфологическими, почвенными и гидрогеологическими условиями должен разрабатываться индивидуальный научно обоснованный проект выполнения комплекса лесозащитных работ, использующий в наибольшей степени подходящий картографический материал [4].

По нашей оценке наиболее полно отвечает изложенным требованиям применение аэрофотоснимков, космических фотоснимков и материалов мониторинга космического скани­рования.

В результате переработки и уточнения ряда положений применяемой во Всероссийском агролесомелиоративном научно исследовательском институте методологии картографо-аэрокосмического мониторинга антропогенно изменённых земель [5] нами предложена методика выполнения исследований и последующих разработок лесозащитного обустройства придорожных ландшафтов.

При её реализации предполагается составление математико-картографических моделей ландшафтов в трех пространственно-временных срезах: существовавших до начала производства дорожно-строительных работ, техногенно измененных в процессе строительства и эксплуатации автомагистралей и мелиорированных защитными лесонасаждениями (с прогнозом динамики изменения деградационных процессов в перспективе).

Картографо-аэрокосмический мониторинг придорожных ландшафтов включает ряд операций:

а) сопряженный картографический анализ и диагностику современного состояния придорожных ландшафтов с использованием как полевых, так и дистанционных методов включающих компьютерное картографирование;

б) изучение структуры придорожных ландшафтов и её изменения в результате природно-техногенных экзогенных процессов (на основе ландшафтно-экологического дешифрирования аэро-космических фотоснимков АКФ);

в) разработка критериев оценки техногенной деградации придорожных ландшафтов;

г) проведение ландшафтно-типологического и лесозащитно-мелиоративного районирования при­дорожных земель на основе аэро-космоснимков;

д) разработка локальных ландшафтных проектов лесозащитных и противодеградационных меро­приятий.

При проведении изысканий следует учитывать, что в ходе дорожного строительства и последующего транспортного использования территорий в результате взаимодействия природных и техногенных процессов, образующие геосистему естественные ландшафты и техногенные компоненты функционально объединяются. Кроме межкомпонентного кругооборота вещества и энергии в ландшафтах происходит его многообразный перенос, ведущую роль в котором играет поверхностный и подземный сток. Показатели жидкого, твердого и ионного стока изменяются при различных техногенных воздействиях на ландшафты: планировке полосы отвода, создании земляного полотна, кюветов, дорожных одежд.

Анализ процессов на основе концепции катены [6, 7] дает возможность выявить вид и интенсивность действия латеральных процессов, ведущих к образованию цепи закономерно сменяющих друг друга ландшафтных единиц (фаций, урочищ, местностей) при движении от водораздела вниз по склону к его подножию. Каждая катена состоит из морфологических единиц, которые образуются в ходе почвенно-геоморфологических процессов.

На пересеченной местности, расчлененной долинно-балочной и овражной сетью придорожные ланд­шафты имеют моновекторное соединение, обусловленное латерально действующими процессами. В связи с этим ландшафтные структуры приобретают каскадный характер и их главным звеном становится склоновая катена, на площади которой одной из важнейших задач технологий создания защитных лесонасаждений и выполнения мероприятий по уходу за ними является регулирование поверхностного стока.

Катенарный подход к картографированию деградационных процессов обусловил необходимость разработки специальной классификации территориальных единиц на основе синтеза позиционно-динамического подхода к выделению ландшафтных структур [8] и классификации территорий по особенностям землепользования, предупреждающими развитие процессов эрозии [9]. При этом основной территориальной единицей является ландшафтная полоса – группа фаций, характеризующаяся общим положением относительно рубежей изменения интенсивности горизонтальных потоков. В пределах ландшафтной полосы горизонтальные потоки однонаправлены и во всех точках имеют близкие по величине градиенты [10].

На основе изложенных положений уточнена разработанная во Всероссийском агролесомелиоративном институте классификация ландшафтной катены придорожной территории склона, включающая следующие ландшафтные полосы: а) водораздельная, б) приводораздельная, в) присетевая, г) гидрографическая суходольная, д)гидрографическая речная.

Критерии выделения ландшафтных полос представлены в табл. 1.

Предлагаемые критерии на основе сопряженного анализа картографо-аэрокосмической информации позволяют в первом приближении определить местоположение и степень потенциальной подверженности земель эрозионным процессам. Однако для более детальной характеристики эрозионного состояния придорожных ландшафтов следует использовать критерии оценки смытости почв и степени размытости земель. В таблице 2 приведены почвенные индикаторы зон эрозионной деградации даются (по Б. В. Виноградову) [11] в модификации авторов.

Таблица 2 – Почвенные индикаторы экологических зон нормы (Н), риска (Р), кризиса (К) и бедствия (Б)

Индикатор

Зоны экологических нарушений

Н

Р

К

Б

Содержание гумуса, %

от первоначального

>90

70-90

30-70

<30

Смытость почвенных горизонтов

Отсутствует

Смыт наполовину горизонт А

Смыт горизонт А 
и частично АВ

Смыты горизонты А и В

Степень смытости горизонта, %

<10

10–30

30–50

>50

Площадь эродированных почв, %

<10

10–25

25–50

<50

Площадь обнаженных коренных пород. %

<5

5–10

10–25

>25

Расчлененность оврагами, км/км2

<0,3

0,4–0,8

0,8–2,5

>2,5

Площадь дефлированных
почв, %

<5

10–25

25–50

>50

Материалы аэрокосмических съемок дают возможность даже в слаборасчлененных равнинных ландшафтах фиксировать малозаметные изменения плоскостного смыва и дефляции. По мнению многих исследователей [12–14], степень смытости почв является интегральным показателем состояния земель. В зависимости от степени деградации почвы подразделяются на слабо-, средне- и сильносмытые [9, 14].

Большинство критериев ухудшения свойств почв надежно опознаются на АКФ по рисунку и тону фотоизображения при учёте приуроченности их к формам рельефа.

Территории, где интенсивность эрозионных процессов не превышает значений нормальной эрозии, относятся к фоновым (Н) ландшафтам. Как правило, они расположены на приводораздельных поверхностях с малыми уклонами. Их фотоизображение характеризуется сочетанием прямоугольников (сельскохозяйственных полей) разной интенсивности тона, зависящего от вида выращиваемых культур, стадий их развития и со­стояния.

Умеренный уровень деградации (Р) характеризуется наличием небольших участков слабо – и среднесмытьх почв. Приурочены они, как правило, к приводораздельным склонам и занимают не более 25% площади.

Урочища с высоким уровнем (К) нарушенности эрозионными процессами обычно занимают среднюю, реже нижнюю части присетевых склонов. Фотоизображение их характеризуется ярко выраженной ложбинно-потяжинной сетью, разрезающей поверхность склонов на множество микроводораздельных участков с сильносмытыми почвами (изображения в виде округлых или овальных вытянутых вдоль склона пятен с четкими границами и значительной разницей в тоне).

Территории, где общая площадь эродированных земель превышает 50%, относятся к очень сильно деградированным (Б), здесь преобладает линейная эрозия. Большая часть показателей характеризующих расчлененность территории и параметры объектовобъекты линейной эрозии (водороины, промоины, овраги), успешно дешифрируются в камеральных условиях по фотоснимкам без дополнительного полевого эталлони­рования.

С увеличением степени смытости почв тон снимка становится более светлым, меняется также рисунок и текстура фотоизображения. Локализация участков смытых почв возрастает по ландшафтной катене – от общего площадного осветления при слабом смыве к линейно-площадным ареалам средне- и сильно смытьгх почв.

На основании собственных наблюдений и обобщения ряда работ [15–18] была разработана шкала диагностических показателей степени смытости почв, учитывающая прямые и косвенные дешифровочные признаки, а также местоположение изучаемого участка в ландшафтной катене (табл. 3). В классификации фототона рисунка смытых почв использовалась четырехуровневая градация: очень светлый, светлый, серый и темно-серый.

Использование шкалы дистанционной оценки критериев деградации ландшафтов, позволяет оптимизировать методику создания геоэкологических карт за счет уменьшения объемов работ по изучению факторов деградации и сокращения времени на трудоемкие полевые исследования. Кроме того, разработанная оценочная шкала экологической деградации придорожных ландшафтов дает возможность составлять ландшафтно-экологические карты, наиболее полно и объективно отражающие текущее состояние придорожных территорий и на их основе диагностировать экологическую ситуацию.

Современные придорожные ландшафты, представляют собой трансформированные модификации природных ландшафтов и техногенных комплексов. Небольшую часть площадей могут занимать малоизменённые естественные, или квазикоренные, ландшафты. Это интразональные лесные ландшафты пойм больших и малых рек, балок, а также байрачных лесов. Однако и они, как правило, подвергаются интенсивному рекреационному и техногенному воздействию, особенно расположенные в пригородной (маргинальной) зоне больших и малых городов. Для оценки экологической деградации придорожных ландшафтов на основе собственных исследований и критического анализа литературных источников [19–20] разработана интегральная шкала оценки деградации почвенного и дигрессии растительного покрова.

Кроме уровня деградации ландшафта, важным параметром для классификации зон экологических нарушений является величина площади распространения территорий каждого уровня деградации [21]. При небольшой площади нарушенных участков система восстанавливается быстрее, чем при обширном их распространении. Если этот показатель выше предельно допустимых размеров, то разрушение среды практически необратимо, самовосстановление системы невозможно и результат деградации относится к уровню катастрофы.

Для выделения зон экологических нарушений по уровню деградации территории и площади его распространения предлагается шкала (табл. 4), составленная на основе анализа работ Б. В. Виноградова [21–23] и К. Н. Кулика [24].

Таблица 4 – Шкала экологического зонирования ландшафтов по уровню и площади распространения деградированных участков

Уровень ­деградации

Зона экологических нарушений, %

Н

Р

К

Б

Z+1

1–100

II

50

5–100

III

20

20–50

50

IV + A

5

5–20

20–50

50

При зонировании ландшафтов следует учитывать пространственную неоднородность нарушений и комбинацию участков с разными видами и степенью нарушенности. Так, зона риска может составлять комбинацию, где менее 30% площади занимают слабо нарушенные, более 40% – умеренно нарушенные и менее 40% – сильно нарушенные участки. В зоне кризиса фоновые и умеренно деградированные участки обычно составляют менее 30% площади, деградированные – более 40% и очень сильно деградированные – менее 30%. В зоне бедствия менее 20% площади фоновых и умеренно деградированных площадей, более 40% – сильно деградированных, более 30% очень сильно деградированных территорий.

Классификация зон экологических нарушений будет более обоснованной при дополнительном использовании динамических критериев, т. е. показателей интенсивности нарастания неблагоприятных изменений природной среды. Для процессов эрозии, дефляции, загрязнения почв используются придержки по динамическим критериям, представленные в табл. 5.

Таблица 5 – Динамические показатели зон экологических нарушений при различной интенсивности деградации почвенного покрова

Показатели

Зона экологических нарушений, % / год
от деградированной площади

Н

Р

К

Б

Увеличение площади ­деградированных ландшафтов

<0,5

0,5–2

2–5

>5

Увеличение площади ­эродированных и загрязнённых земель

<0,5

0,5–1

1–2

>2

Материалы, полученные в результате проведения картографо-аэрокосмического мониторинга ландшафтов, являются информационной базой математико-картографического моделирования (МКМ) деградационных процессов. Математико-картографические модели позволяют обрабатывать большие объемы пространственно-временной информации о процессах и явлениях в геосистемах разного иерархического уровня и пространственного охвата [25].

В настоящее время при выполнении всех видов изысканий, в том числе и для разработки мероприятий придорожного защитного лесоразведения постепенно внедряются технологии геоинформационных систем (ГИС-технологий), использующие аэрофотоснимки, крупномасштабные космические снимки и фотограмметрические приборы. При достаточно высоком качестве полученного материала их применение может обеспечить резкое снижение объемов трудоемких полевых работ и значительное снижение общих затрат.

Наиболее универсальными являются полнофункциональные цифровые фотограмметрические системы (ЦФС) «PHOTOMOD» и «Талка», обеспечивающие возможность решения всего комплекса задач по созданию топографических и различных тематических карт и планов.

Система «PHOTOMOD» обеспечивает возможность обработки аэроснимков и космических аналоговых и цифровых снимков, полученных топографическими съемочными системами, а также материалов радиолокационной съемки и оптико-электронного сканирования.

Цифровая фотограмметрическая система «Талка» предназначена, в первую очередь, для решения задач топографо-геодезического производства и изысканий. Система обеспечивает обработку цифровых и аналоговых аэро- и космических снимков центральной проекции, а также материалов оптико-электронного сканирования [26, 27, 28].

Для стереоскопических наблюдений снимков наиболее целесообразно использование оптических насадок или специальных измерительных столов c тремя штурвалами, обеспечивающими перемещение измерительной марки как в плоскости изображения, так и по высоте.

Применяемые при работе с этими цифровыми системами методы фотограмметрического сгущения съемочного обоснования практически не отличаются от стандартных, однако отдельные операции выполняются с учетом специфики компьютерной обработки. Выполнение требований к размещению исходных точек, соблюдению необходимых критериев проведения отдельных операций и создания их математических моделей независимо от характера изображенной на снимках местности обеспечивают возможность автоматизации процессов построения сети. Проведение работ в реальном масштабе времени позволяет своевременно обнаруживать и исправлять возникающие ошибки.

Для внутреннего ориентирования снимков выполняют измерения по определению координат оптических или механических меток или сетки крестов. Используется аппарат ортогональных, аффинных или проективных преобразований. Взаимное ориентирование выполняется по точкам расположенным в стандартных зонах. Идентификация связующих точек смежных моделей контролируется по результатам построения триплета, создаваемого объединением рассматриваемой модели с предыдущей или последующей. Геодезическое ориентирование сети выполняется традиционными в аналитической фотограмметрии способами [29].

Вследствие того, что во всем комплексе фотограмметрических работ, операции сгущения съемочного обоснования являются наиболее сложными и ответственными, в обрабатывающие программы включены графические и статистические средства оценки достоверности данных, диагностики возможных ошибок измерений и другие элементы контроля.

При работе с цифровыми фотограмметрическими системами моделирование рельефа выполняется в границах характерных локальных зон, применяя в каждой из них технологии адекватной рельефу, в том числе использование соответствующего вида полиномов или сплайнов. Построенные в локальных зонах сети треугольники объединяются в единую глобальную сеть.

Для обеспечения возможности быстрого и качественного выполнения измерений на стереопарах снимков в системах предусмотрен ряд дополнительных функций программного обеспечения, связанных с объединением элементов цифровой модели местности в единую модель, «вырезанием» построенных в границах рабочих площадей стереопар и последующей их «сшивкой» в объединенную модель.

Применяемая в цифровых системах усовершенствованная технология цифрового трансформирования основана на использовании цифровой модели рельефа в виде регулярной сетки со сторонами, параллельными координатным осям. Величина прямоугольника сетки определяется сложностью рельефа изображенной на снимках местности: при более выраженном рельефе, его размер уменьшается.

Кроме вышеизложенных операций цифровые фотограмметрические системы «PHOTOMOD» и «Талка» обеспечивают возможность зарамочного оформления карт и планов. Они имеют встроенные средства размещения надписей, создания картографических шаблонов, масок и других элементов оформления. Продукция может создаваться в виде цифровых растровых и векторных карт, цифровых моделей местности повышенной информативности, цифровых ортофотокарт [27–29].

Наряду с картографическим обеспечением проектов лесозащитного обустройства автомобильных дорог ЦФС «PHOTOMOD» и «Талка» могут выполнять функции обработки материалов наземных геодезических измерений, полученных при проведении инженерно-геодезических изысканий.

Из изложенного, следует, что составление научно обоснованных проектов лесозащитного обустройства автомобильных дорог должно выполняться с учетом положений экологии ландшафтов и требований по обеспечению благоприятного состояния природной среды придорожных территорий. При этом необходимым условием обеспечения возможности выполнения качественного проектирования с минимальными затратами является применение ГИС-технологий, в первую очередь, использование при составлении проектов картографических материалов, полученных полнофункциональными цифровыми системами «PHOTOMOD» и «Талка».

Литература

  1. Анопин В. Н. Ландшафтный подход к решению проблемы оптимизации землепользования на юге Приволжской возвышенности // Вестник ВолГУ «Естественные науки». Серия 11, № 5. 2013. – ­
    С. 45–49.
  2. Величко А. А. Полихронность геосистем и прогноз эволюции природы Земли. Новые идеи в палеогеографии // Новое мышление в географии: Сб. научных трудов. М. Наука, 1999 – С. 45–54.
  3. Рулев А. С., Анопин В. Н. Проблемы лесомелиоративного обустройства урбанизированных деградированных ландшафтов Нижнего Поволжья // Основы рационального природопользования : Сб. научных работ. Саратов. «Саратовский ГАУ», «Наука», 2007. С. 12–16.
  4. Анопин В. Н., Рулев А. С. Геоинформационное кар­то­гра­фирование урболандшафтных комплексов // «Наука и образование, архитектура, градостроительство и строительство» Материалы международной конференции, посвященной 60-ю ВолгГАСУ. Т. 2. – Волгоград : ВолгГАСУ, 2012. – С. 16–20.
  5. Рулев А. С. Ландшафтно – географический подход в агролесомелиорации : – Волгоград : ВНИАЛМИ, 2007. – 160 с.
  6. Грегори К. География и географы. – М. : Прогресс, 1988. – 51 с.
  7. Джеррад А. Дж. Почвы и форма ­рельефа – Л. : Недра. 1984,
    С. 70–90.
  8. Щвебс Г. И. и др. Типы ландшафтных территориальных структур // Физическая география и геоморфология ; КГУ. – Киев, 1986 – Вып. 33. – С. 109–115.
  9. Козменко А. С. Борьба с эрозией почв.– М.: Сельхозгиз, 1954. – 229 с.
  10. Методические рекомендации по ландшафтным исследованиям для сельскохозяйственных целей. – М., 1990. – С. 19.
  11. Виноградов Б. В., Орлов В. А., Снакин В. В. Биотические критерии выделения зон экологического бедствия РФ // Известия РАН. Сер. геогр. – 1993 – № 5. – С. 77–89.
  12. Снакин В. В., Алябина И. О., Кречетов П. П. Экологическая оценка устойчивости почв к антропогенному воздействию // Изв. РАН. Сер. Географ. – 1995 – № 5 – 
    С. 50–57.
  13. Кретинин В. М. Организация и оценка мониторинга плодородия эродированных почв в агролесоландшафтах России // Восстановление и использование эродированных земель. – М. – Волгоргад, 1998. – С. 170–177.
  14. Сурмач Г. П. Почвенно-эрозион­ные исследования на Сред­нерус­ской возвышенности // Сельско­хозяйственная эрозия и борь­ба с ней. – М. : Изд-во АН СССР, 1956. – С. 71–80.
  15. Районирование территории СССР по основным факторам эрозии / отв.ред. Д. Л. Арманд. – М. : Наука, 1965. – 235 с.
  16. Общесоюзная инструкция по почвенным обследованиям и составлению крупномасштабных почвенных карт землепользования. – М. : Колос, 1973. – 95 с.
  17. Семенова Н. Н. Изучение эрозии почв по аэрофотоснимкам. // Почвоведение. – 1959. – № 10. – 
    С. 69-90.
  18. Афанасьева Т. В., Лидов В. П., Можарова Н. В. Изучение процессов эрозии почв путём инструментального дешифрирования аэрофотоснимков // Почвоведение – 1974. – № 1. – С. 90–96.
  19. Виноградов Б. В. Экологическая интерпритация аэрокосмических измерений геофизических эффектов антропогенных воздействий // Проблемы экологического мониторинга и моделирования экосистем  – Л. : Гидрометеоиздат, 1983. –
    С. 69–76.
  20. Кулик К. Н., Рулев А. С., Манаенко­ва Н. С. // Защитное лесоразведение: история, достижения, перспектива / ВНИАЛМИ. – Волгоград, 1998. – Вып. 1(108). – С. 69–80.
  21. Виноградов Б. В. Аэрокосми­ческий мониторинг многолетнего экологического тренда // Методы дистанционных исследований для решения природоведческих задач. – Новосибирск : Наука, 1986. – С. 107–114.
  22. Виноградов Б. В. Исследование индикаторов при мониторинге опустынивания юга России // Аридные экосистемы. – 1996. Т. 2, № 4.– С. 38–54.
  23. Динамический картографический мониторинг зон экологического кризиса и бедствия в рамках ЕГСЭМ / Б.В. Виноградов и др. // Экологический мониторинг : проблемы создания и развития Единой государственной системы экологического мониторинга / Гос. ком. РФ по охране окружающей среды. – М., 1997. – С. 25–26.
  24. Кулик К. Н. Оценка, картографирование, мониторинг и прогноз опустынивания // Антропогенная деградация ландшафтов и экологическая безопасность : сб. лекций междунар. учеб. курсов ЮНЕП / ЦМП / ВНИАЛМИ. М. – Волгоград, 2000. – С. 142–150.
  25. Тикунов В. С. Математизация тематической картографии. – Владивосток, 1986. – 24 с.
  26. Алчинов А. Н., Кекелидзе В. Б. Современные методы визуализации рельефа. «Геопрофи», 2006. – № 1. – С. 13-14.
  27. Назаров А. С. Учет влияния рельефа местности при фотограмметрической обработке аэроснимков. «Автоматизированные технологии изысканий и проектирования», 2006, №1(20).
  28. Федотов Г. А., Неретин Г. А. Основы аэрогеодезии и инженерно-геодезические работы в строительстве : учеб. для вузов по специальности автомобильные дороги и аэродромы – М. : Академия, 2012, – 269 с.
  29. Цифровые фотограмметрические системы, представленные на российском рынке геоинформатики. «Информационный бюллетень ГИС-Ассоциации», 2004, №3(45), № 4(46).

Метки: Агрономия, лесное и водное хозяйство